Мы в Facebook   Мы в Twitter     
Наши телефоны:
  • (495) 926-18-78 (Тел/факс)
  • (499) 124-06-77
ПЕЧАТЬ

ПРИБЫЛЬ VS БЕЗОПАСНОСТЬ?

Повышение безопасности проектов и управление рисками в области охраны окружающей среды и охраны труда

Опубликована в журнале «Neftegaz.RU» № 1-2 2014 февраль Марина Алексеева, Генеральный директор, ООО «Экопромсистемы»

Нефте- и газодобыча – потенциально опасные отрасли с точки зрения влияния на окружающую среду и безопасность работников.Поэтому, в качестве составляющих безопасности проектов, необходимо рассматривать вопросы безопасности и здоровья людей, участвующих в реализации проекта, и безопасности окружающей среды. К основным способам управления нефинансовыми рисками проектов, включая риски в области охраны окружающей среды и охраны труда, относятся:

1. Страхование рисков. Этот механизм управления рисками применим к ограниченному числу нефинансовых рисков (аварии, несчастные случаи и т.п.) и ограничен теми же пределами, что и действующая российская нормативная база в области охраны окружающей среды (ООС) и охраны труда (ОТ).

2. Прямое воздействие на риск с целью предотвращения его реализации или минимизации.

3. Договоренность – оформленный или неформальный контракт – с заинтересованными сторонами относительно оценки и реагирования на возможные или действительные последствия реализации рисков.

К подобным контрактам с заинтересованными сторонами в рамках управления нефинансовыми рисками относятся соглашения компаний, реализующих нефтегазовые проекты, с региональными/местными администрациями по вопросам социально-экономического сотрудничества, различные формы взаимодействия с местным населением – от предоставления материальной помощи до привлечения местного населения к решению экологических вопросов проектов (например, общественный экологический мониторинг), и наконец некоторые нелегитимные договоренности с различными видами заинтересованных лиц, способных оказать влияние на ход реализации проекта.

До какой степени эффективны «контракты» с заинтересованными сторонами и где границы, за которыми применение контрактов не обеспечивает устойчивость проекта?
Простой способ – сравнить финансовые затраты на реализацию контрактных обязательств с величиной финансовых потерь инвесторов в случае, если контракт не будет заключен. В этом же ключе можно попробовать оценить преимущество контракта перед прямым воздействием на риск. В качестве примера возьмем ситуацию конфликта инвестора с местным населением в связи с негативным влиянием выбросов от подготовки газа. Прямое управление риском нацелено на снижение концентраций загрязняющих веществ в выбросах и требует инвестиций в изменение технологии подготовки газа. Альтернативный подход – достижение договоренности с местным населением по комплексу мер, выполняемых инвестором в пользу местного населения, например содействие в ремонте поселковой больницы плюс регулярные замеры выбросов на границе поселка. Сопоставляя объем затрат, инвестор видит, что более экономным является второй подход. У «контрактной системы» управления нефинансовыми рисками есть свои слабые стороны, ограничивающие масштаб ее применения:

1. Ограниченный период действия контракта.

2. Ограниченная область применения контракта. В большом количестве случаев контракт направлен на устранение неблагоприятных последствий реализации риска, но не на устранение источника риска. Возможно непредсказуемое развитие событий, контролировать которые не может ни одна из сторон контракта.

3. В ряде случаев фактор риска распространяется на целый ряд заинтересованных сторон, требует сложной системы контрактации. Обратимся вновь к ситуации с выбросами от подготовки газа. Обеспечив экономию средств на управлении выбросами в результате договоренности с местным населением, инвестор тем не менее рискует стать объектом претензий по этому же вопросу со стороны государственных органов, общественных экологических организаций. Дополнительные договоренности с другими субъектами природоохранных отношений могут оказаться либо не реализуемыми, либо чрезмерно затратными.

4. Средства, полученные заинтересованными сторонами в рамках контракта, являются питательной средой для дальнейшего роста их потребностей.

5. Уголовно преследуемый характер отдельных видов контрактов.

Остановимся более подробно на втором из перечисленных способов управления рисками – прямом воздействии на риск. В статье не рассматриваются способы прямого контроля внешних рисков, возможности которых крайне ограничены даже для крупных инвесторов. Об этом в частности свидетельствует многолетняя неувядающая, но мало результативная борьба РСПП и ТПП с неоднозначными нормотворческими инициативами Минприроды. Определенная естественная или вынужденная бессловесность окружающей среды и ее защитников позволяет государственному аппарату практически монополизировать право на представление интересов природы и смело отстаивать их, исходя из своих фискальных или политических или клановых соображений. В связи с подобными обстоятельствами результативные примеры управления внешними рисками размещаются в основном в области тех или иных форм контрактов с заинтересованными сторонами. Поэтому, как ни сложен и ни затратен в ряде случаев этот шаг, максимальная широта мер связана с самосовершенствованием проекта, то есть прямым регулированием его внутренних рисков.

Каков механизм управления рисками, который предоставляет действующая нормативная база в области охраны окружающей среды и охраны труда?
Действующая российская нормативно-законодательная база имеет существенные пробелы в области оценки и управления экологическими рисками и рисками в области охраны труда, за исключением рисков аварийных и чрезвычайных ситуаций:В области охраны труда: Анализ рисков привязан к технологическим системам, а не к отдельным рабочим местам. Нормативными требованиями по оценке рисков не охвачены:

Действия в штатном режиме работы, Источники негативного воздействия на здоровье и безопасность персонала, не связанные с ОПО, технологическим оборудованием, в том числе риски, обусловленные поведением и возможностями человека. Не предусмотрена оценка и контроль рисков деятельности подрядных организаций. Шагом вперед по сравнению с текущей нормативной ситуацией является предусмотренное российским законодательством с 2014 г. проведение специальной оценки условий труда, которая по сравнению с традиционной аттестацией рабочих мест более близка к международным подходам по оценке рисков.

В области охраны окружающей среды:

Оценка экологических рисков предусмотрена только на стадии проектирования (ОВОС). На стадиях строительства и эксплуатации контроль рисков осуществляется только на «конце трубы». Так же как и в случае с охраной труда не предусмотрена оценка и контроль рисков деятельности подрядных организаций. Недостатки действующей законодательно-нормативной базы на практике достаточно широко компенсируются применением корпоративных требований по оценке и управлению нефинансовыми рисками. На корпоративном уровне оценка рисков ООС и ОТ в основном осуществляется либо в рамках единой корпоративной модели управления рисками возможных финансовых потерь и ущербов, либо при внедрении и поддержании систем менеджмента на основе международных стандартов ISO 14001 и OHSAS 18001. В некоторых случаях оценка экологических рисков и рисков для персонала интегрируется в единую систему управления рисками в соответствии со стандартом ISO 31000 по менеджменту рисков, который пока не получил широкого распространения.В рамках систем менеджмента по международным стандартам предусмотрена в основном оценка рисков, связанных с собственными источниками воздействия осуществляемой деятельности на окружающую среду, здоровье и безопасность человека. Такая оценка рисков осуществляется в форме идентификации и оценки экологических аспектов, опасностей и рисков в области охраны труда, в том числе применительно к проектной деятельности. Для инвестиционных проектов, по которым привлечены средства международных финансовых организаций, оценка и управление рисками в области ООС и ОТ осуществляется в соответствии со стандартами по экологическим и социальным вопросам МФК, ЕБРР. Управление внутренними рисками в области ООС и ОТ в российском нефтегазовом секторе уже создало ряд положительных результатов. Вместе с тем, сохраняются серьезные препятствия, к которым на наш взгляд относятся следующие негативные факторы, типичные для целого ряда проектов:


– Формальный подход к оценке рисков и определению мер управления рисками (наиболее характерен при внедрении систем менеджмента по международным стандартам ISO 14001 и OHSAS 18001). Такое положение дел в свою очередь приводит к нехватке объективных данных о последствиях реализации рисков и достигнутых результатах по их минимизации, искажению и утаиванию информации о рисках. Часто результаты оценки рисков не влияют на выбор мер, нередки случаи «притягивания» результатов оценки рисков к уже выбранным и/или выполняемым мерам (оценка риска «обратным счетом»). Примером последнего может быть определение в качестве меры управления рисками мероприятия из уже утвержденного инвестиционного плана или подобного планового документа. А уже под эту меру «подбирается» тот или иной риск. К характерным внешним рискам проектов в области экологической и профессиональной безопасности относятся:
Несовершенство законодательно-нормативной базы.
Структурная и функциональная неустойчивость институтов государственного регулирования.
Фискальный характер государственного регулирования.
Неурегулированность отношений с заинтересованными сторонами: населением районов реализации проектов, общественными организациями и др.


– Низкое, второстепенное значение функций по ООС и ОТ: Инвестирование в природоохранные активы и средства безопасности осуществляется по остаточному принципу. Недостаток взаимодействия, включая информационный обмен, между подразделениями по ООС и ОТ и другими подразделениями (закупки, проектирование и др.). Слабое административное влияние функциональных подразделений по ООС и ОТ.


– Отчуждение работников от процессов управления рисками, связанными с их рабочими местами: Слабая обратная связь в процессе оценки рисков, работники не участвуют в определении опасностей и рисков своих рабочих мест, разработке мер управления рисками. Информация о рисках и мерах управления ими в значительном количестве случаев доводится некачественно. Инструктажи часто носят формальный характер. Существует система двойных стандартов в отношении выполнения мер безопасности.


– Недостаточное внимание к управлению рисками подрядных организаций, стремление максимально перенести на подрядчиков фокус ответственности за вопросы ООС и ОТ. Характерными являются следующие примеры: Закупочная и договорная документация не содержит и или содержит в недостаточном объеме требования по обеспечению ООС и ОТ. Выполнение установленных требований не контролируется. Программы производственного контроля, целевых проверок не предусматривают проверку подрядных организаций. Не предусмотрены конкретные меры ответственности подрядчиков за невыполнение требований по безопасному выполнению работ. В целом, проанализировав таким образом ситуацию, можно сделать вывод о низком значении ценностей безопасности в контексте ООС и ОТ как для лиц, принимающих решения, так и для других категорий работников. А среди всех возможных приоритетов, безусловным остается приоритет финансовых и объемных показателей реализации проектов. Приоритет финансовых результатов в ущерб нефинансовым при управлении нефинансовыми рисками, включая риски безопасности, приводят к снижению устойчивости проекта, включая финансовые характеристики. Негативный финансовый эффект реализации нефинансовых рисков может проявиться как в долгосрочном, так и в краткосрочном периоде. В краткосрочном периоде потери из-за неэффективного управления нефинансовыми рисками могут привести к незапланированным дополнительным затратам, связанным с невыполнением графика проекта, выплатами по штрафам и искам и т.п. В долгосрочном периоде негативные эффекты в первую очередь обусловлены низким качеством проектных решений в отношении вопросов ООС и ОТ.


Устранение значительного числа негативных факторов, препятствующих эффективному управлению рисками, может быть обеспечено развитием корпоративной культуры безопасности. Основные признаки развитой культуры безопасности:
– Ценности безопасности являются безусловными приоритетами реализации проекта. Высшее руководство определяет безопасность в качестве приоритета, реализуемого в политике, стратегии, финансировании деятельности.
– Установлены и реализуются процедуры информирования, мотивации (поощрения и наказания), контроля безопасного выполнения работ.
– Работники вовлечены в процессы управления рисками, включая определение и оценку рисков, обсуждение и разработку мер управления рисками.
Пример модели вовлечения работников:
Производится обучение сотрудников определению и предупреждению рисков на рабочих местах.
Выполняется регулярная оценка работником рисков своего рабочего места, определение мер управления рисками.
Внедряется принцип «безопасного рабочего места».
– поддержание чистоты и порядка, дисциплина, личный контроль факторов риска. Работники сообщают обо всех опасных происшествиях вне зависимости от того, была получена травма или нет. Все доложенные происшествия расследуются, проводится анализ причин и определяются меры по устранению риска.
Внедрение указанных элементов управления требует значительных усилий и не может быть выполнено в краткосрочном периоде, однако в результате формирования сильной культуры безопасности обеспечивается контроль рисков на всех уровнях управления и во всех опасных зонах проекта.